В Большом озаботились проблемами трансгендеров

Известный немецкий балетмейстер, директор балета Цюриха Кристиан Шпук — четвертый крупный западноевропейский хореограф, который ставит на сцене Большого театра оригинальный балет, и далеко не первый, кто обращается в своем творчестве к знаменитому роману Вирджинии Вулф «Орландо». Действие в балете, мировая премьера которого только что состоялась в Большом, как и в романе, начинается в шекспировские времена, в самом конце XVI века, а заканчивается уже в веке двадцатом, продолжаясь более 350 лет. Через время, сохраняя вечную молодость и привлекательность, проходит здесь один и тот же человек. Причем, как в древнеиндийском метемпсихозе, рождается привлекательным андрогинным юношей, но в конце первого действия засыпает (сон здесь уподобляется смерти), просыпаясь уже женщиной.

В Большом озаботились проблемами трансгендеров

Роман «Орландо» является в западноевропейском театре одним из популярнейших для сценического воплощения произведений. В абстрактном и никак не опирающемся на сюжет романа балете Уэйна МакГрегора, что поставлен по тому же произведению Вулф в Английском королевском балете, двуполость главного героя, например, передается с помощью дуэта мужчины и женщины, символизирующего две платоновские половинки. У Марко Гёке другой подход: у него роль Орландо достается танцовщику Фридеману Фогелю. Но огромное большинство постановщиков отдают предпочтение женщине, как это в 1992 году сделала британский режиссер и сценарист Салли Потер в фильме «Орландо», в котором главную роль она отдала популярнейшей английской актрисе Тильде Суинтон.

По тому же пути пошел и Кристиан Шпук, создавший свой балет под влиянием этого фильма. Орландо у него тоже играет женщина: выбор на эту партию в первом составе Ольги Смирновой, а во втором Марии Виноградовой если не является безупречным, то все же удачен. Хотя ни та, ни другая балерина и намека на андрогинность не имеют и являются на сцену во всем расцвете женственности, тем не менее обе смотрятся органично, а Смирнова даже напоминает Тильду Суинтон.

В Большом озаботились проблемами трансгендеров

Влияние британского фильма в режиссерских решениях Шпука является определяющим. Даже роль королевы Елизаветы I он, как и в фильме, отдает мужчине (Семен Чудин, Артемий Беляков), и эта партия, которая тоже, по идее хореографа, предполагает двуполость, поскольку в другой жизни Орландо встретится у него с королевой, но уже в образе мужчины — бродяги, воина и моряка Шелмердина; ее исполнение у обоих танцовщиков идеально.

Художественный стиль Кристиана Шпука хорошо известен в России, и большинству его произведений присуще мрачное черно-белое оформление. Ничем от предыдущих балетов не отличается и «Орландо». Черная коробка-кабинет — несменяемая ни в первом, ни во втором действии сценическая декорация (сценограф Руфус Дидвишус). Смена эпох в балете отражается лишь сменой решенных в той же черно-белой эстетике костюмов (художник Эмма Райотт), условно соответствующих тому историческому периоду, который в данный момент изображается на сцене. В балете лишь одно цветовое пятно, приходящееся на период рококо, — разноцветные камзолы и кринолины, пышные пудреные парики, похожие на те, что мы видим в британском фильме, вносят оживление и разнообразие в монотонный спектакль. Впрочем, визуальной мрачности противопоставляется увлекательный сюжет, посвященный жизни и приключениям прекрасного юноши, который наподобие Дориана Грея наделен утонченной андрогинной внешностью вкупе с вечной молодостью. В любовные сети 16-летнего ловеласа попадает даже стареющая королева Англии Елизавета I, которая сделала Орландо своим фаворитом и осыпала титулами, землями и замками. Роман с племянницей посла Московии княжной Сашей, общение с известным поэтом Николасом Грином, занятие политикой и путешествие в Константинополь, где во время мятежа черни против султана он впадает в состояние анабиоза. Но через библейские 7 дней воскреснет уже в облике прекрасной девушки и продолжит свое странствие через времена и эпохи уже в новом облике… Все эти перипетии романа хореограф добросовестно и весьма подробно отражает в балете.

В Большом озаботились проблемами трансгендеров

Сцена из спектакля «Орландо».

При этом слову Вирджинии Вульф отдано в балете не меньше времени, чем собственно движению: огромные куски из романа с титрами на английском языке читаются в спектакле, предваряя все семь сцен, в которые очень ловко и талантливо упаковал сложное литературное произведение сценарист спектакля и автор либретто Клаус Шпан. Такой прием делает историю, рассказанную в балете, понятной зрителю, предоставляя хореографу возможность вволю самовыражаться, не ставя перед собой абсолютно никаких драматургических задач. И если бы не литературные подпорки в виде многочисленных отрывков из романа, понять происходящее на сцене было бы решительно невозможно.

Не передает своей хореографией Шпук не только содержания романа, но и изощренной литературной игры, присущей творчеству английской писательницы. Напротив, балетмейстер в своем сочинении слишком серьезен и мрачен. Хореографически балет представляет собой урок дуэтного танца, растянувшийся на два акта. Дуэтов здесь множество и на любой вкус: однополые и разнополые, главных героев и абстрактных персонажей, поставленных как причудливая смесь неоклассики и модерна… При этом дуэты абстрактных персонажей (выделим дуэты таких ярких танцовщиков, как Якопо Тисси и Алена Ковалева, Давид Мотта Соарес и Алексей Гайнутдинов, Дмитрий Ефремов и Эрик Сволкин) более интересны и разнообразны, нежели дуэты главных героев, — мужская ипостась Орландо от женской по пластике отличается мало.

Музыка в спектакле сборная, но подобрана со вкусом (дирижер-постановщик Алексей Богорад). В постановке вообще чувствуется стиль: виолончель, по замыслу хореографа, это тема Орландо, поэтому наиболее значимые эпизоды балета поставлены под музыку Концерта для виолончели с оркестром Эдуарда Элгара. Лера Ауэрбах перемешана здесь с музыкой Елены Кац-Черни. Восстание в Константинополе идет под запись «Песни из священной книги». Превращение в женщину — под «Жаворонка» Михаила Глинки.

В Большом озаботились проблемами трансгендеров

Не трансгендерное превращение, а Время вообще важнейшая тема в спектакле. Воплощена она под музыку Филипа Гласса, и эти сцены, как и дуэт-встреча с Шелмердином, к которой Орландо идет все 350 лет своего пребывания на Земле, являются наиболее впечатляющими в спектакле. Словно в воронку времени засасывает Орландо опоясавший его спиралью кордебалет, построения которого явно навеяны творчеством модного ныне канадского хореографа Кристал Пайт. Перед главным героем проносятся все главные встреченные им на протяжении 350 лет люди: Елизавета–Шелмердин, княжна Саша (Ксения Жиганшина, во втором составе Анна Балукова), писатель Николас Грин (Денис Савин, во втором составе Владислав Лантратов)…

I’m not what you think I am («Я не тот, за кого вы меня принимаете») — высвечивается неоном запись в конце балета, подчеркивающая, что отнюдь не проблемы пола (хотя и они тоже) волнуют хореографа в этом спектакле… Несмотря на перемену пола, временных эпох и костюмов, он сохраняет собственное «я» и остается той же самой личностью, которой был изначально. «Времени всегда много и всегда мало»; «Время собирать камни»; «Не жди идеального времени» — эти и другие записи на тему Времени пишут в финале танцовщики мелом на стене черного кабинета.

Поделитесь в социальных сетях

Журналист

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Следующий пост

По Моэму дело в гриме

Чт Апр 1 , 2021
Театр пышный, театр богатый, театр как театр, а не социальная институция — так выглядит премьера в Вахтанговском театре. Как дорого яичко к Христову дню, так и к Всемирному дню театра — постановка романа Сомерсета Моэма «Театр». Он и гимн храму Мельпомены, и горькая его подноготная, и наши катарсисные слезы по […]
По Моэму дело в гриме